Məqalələr

Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin yaranması və onun tariximizdə yeri Ümummilli lider Heydər Əliyev- milli intibahın banisi, müstəqil dövlətçiliyin memarı Azərbaycan Cümhuriyyətinin müqəddəratında Böyük Britaniya amili Bir əsrlik dövlətçilik tarixinə siyasi liderlik fenomeni işığında baxış: Ümummilli lider Heydər Əliyev - 95 К вопросу о создании Армянского государства и определения его границ на переговорах в Батуми и Стамбуле в1918 г. Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin parlament sənədləri Zəngəzur, Qarabağ və Naxçıvanda 1918-1920-ci illərdə erməni vəhşiliklərini öyrənmək üçün mənbə kimi Геноцид тюрко-мусульманского населения Азербайджана по документам Британских дипломатов XX əsrdə erməni rəsmi dairələrinin kürdlərə qarşı həyata keçirdiyi deportasiya, repressiya və terror aktları haqqında (etnosiyasi analiz) Ermənistanın Azərbaycana qarşı ərazi iddiaları və Osmanlı dövlətinin siyasəti (iyun-oktyabr 1918-ci il) Нахчыван на переднем крае борьбы с армянской агрессией в период Азербайджанской Демократической Республики Sərhədyanı mübahisə 1918-1920-ci illərdə Azərbaycan-Gürcüstan münasibətlərində əlverişsiz amil kimi Особая Комиссия и ее “особые” сотрудники Равноправие и гендер: путь, пройденный от Азербайджанской Демократической Республики до Первого вице-президента Экономическая политика Азербайджанской Демократической Республики: поиски оптимальной модели Вопрос об экономических отношениях между Азербайджанской Республикой и РСФСР на страницах журнала “Нефтяное дело” 1918-1920-ci illərdə Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin aqrar siyasəti Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin təhsil siyasəti Военно-политические аспекты деятельности Азербайджанского правительства в 1918-1920 гг. Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin ordu quruculuğu Mirzə Bala Məmmədzadənin ideoloji görüşləri Tam siyahı

Вопрос об экономических отношениях между Азербайджанской Республикой и РСФСР на страницах журнала “Нефтяное дело”

Müəllif: Strateji Tehlil Jurnali

baxılıb: 85

Avq 20, 2018 - 10:38

Вопрос об экономических отношениях между Азербайджанской Республикой и РСФСР на страницах журнала “Нефтяное дело”

Фархад ДЖАББАРОВ

Ученый секретарь Национального музея истории Азербайджана НАНА,
доктор философии по истории 

farhadcabbarov@mail.ru

 

 

Açar sözlər: “Neftyanoye delo” jurnalı, Azərbaycan Cümhuriyyəti, Sovet Rusiyası, ticarət münasibətləri, neftin daşınması

Key words: the magazine “Oil affairs”, Azerbaijan Republic, Soviet Russia, trade relations, oil transporting

Ключевые слова: журнал “Нефтяное дело”, Азербайджанская Республика, Советская Россия, торговые отношения, вывоз нефти

 

Введение

 
Печатный орган Совета Съезда бакинских нефтепромышленников – журнал “Нефтяное дело”, издававшийся в 1899-1920 гг., является ценнейшим источником по истории нефтяной промышленности Азербайджана. Материалы, публиковавшиеся на страницах этого печатного органа, имели также важное значение для освещения общественно-политических и социально-экономических процессов, протекавших в регионе Южного Кавказа и за его пределами. Учитывая, что журнал “Нефтяное дело” являлся органом нефтепромышленников, его в определенной степени можно считать и отражением общественно-политических взглядов данной социальной прослойки азербайджанского общества. Практически все значимые события, происходившие в Азербайджане, России, за рубежом, находили отражение на страницах “Нефтяного дела”. 
 
1. Ситуация в нефтяной промышленности после 
провозглашения Азербайджанской Республики
 
Объявление независимости Азербайджана в 1918 г. открыло новую страницу в деятельности журнала. Он начал работу в новых исторических условиях: азербайджанская нефть отныне принадлежала не Российской империи, а независимому государству, нефтепромышленники теперь должны были строить отношения не с царским, а национальным правительством.
Задачей правительства Азербайджанской Республики было укрепление независимости страны и создание прочной экономической базы для существования молодого государства. Достичь этого было довольно трудно, так как основа экономики – нефтяная промышленность накануне провозглашения независимости находилась в состоянии глубокого кризиса. Наследство, оставленное большевиками национальному правительству, поистине было тяжелейшим. Журнал “Нефтяное дело” писал о ситуации после большевистской национализации: “…полный хаос в методе слияния промыслов, заводов, вывоза, бесконтрольное и неумелое хозяйничание лиц, впервые привлеченных к этой затее, отсутствие всякой отчетности, безалаберная выдача крупнейших сумм лицам, этого не заслуживающим, полное отстранение не только хозяев и главных руководителей, но и непосредственных заведующих” [8, с.32]. Разорительная эксплуатация промыслов привела к тому, что в 1918 г. было добыто около 3,4 млн. тонн нефти [1, с.208]. Правительству Азербайджанской Республики приходилось восстанавливать нормальный ритм работы предприятий, нарушенный в результате большевистской национализации, поднимать добычу нефти. В 1919 г. удалось довести добычу почти до 3,7 миллионов тонн [3, л. 61; 4, л. 41]. Важное место в оздоровлении экономики занимало обеспечение экспорта нефтепродуктов, в особенности, в северном направлении.
Как видно, экспорт в Россию всегда занимал основное место в экспорте бакинской нефти, в связи с чем правительство Азербайджанской Республики стремилось к установлению экономических связей с Советской Россией.
Однако отношения между двумя государствами были прерваны ввиду отказа советского правительства от признания независимости Азербайджана. Разрыв экономических связей с севером, скопление большого количества нефтепродуктов в хранилищах усугубляло положение в Азербайджане. Но и сама Россия в это время остро нуждалась в нефти, т.к. в условиях гражданской войны и иностранной интервенции Баку был для нее единственным источником топлива. Таким образом, сбыт нефти был необходим как Азербайджану, так и России. В таком случае, почему в 1918-1920 гг. не удалось установить экономические связи между двумя государствами? Рассмотрение причин этого позволяет проследить и отношение к данному вопросу нефтепромышленной буржуазии Азербайджана, учитывая, что на страницах журнала “Нефтяное дело” проблема экспорта нефти занимала одно из центральных мест. Материалы, публикуемые на страницах журнала, позволяют прийти к такому выводу, что нефтепромышленники подходили к вопросу исключительно с экономической точки зрения, оставляя в стороне его политическую сторону – отношение большевистского правительства к Азербайджанской Республике.
Отмечу, что утвердившаяся в советской историографии точка зрения о нежелании азербайджанского правительства устанавливать экономические связи и торговые отношения с РСФСР не имеет под собой реальной почвы. Руководство Азербайджанской Республики неоднократно на официальном уровне высказывало готовность к установлению отношений с Россией [5, с. 87-88]. Однако главным препятствием на этом пути было английское командование, находившееся в Баку с ноября 1918 по август 1919 гг., и имевшее значительное влияние на азербайджанское правительство. В этот период Великобритания участвовала в блокаде и вооруженной интервенции против Советской России. Имея влияние на национальное правительство, британцы всеми силами препятствовали установлению отношений Азербайджана с Россией, используя нефтяную блокаду в качестве одного из средств борьбы против РСФСР.
С другой стороны, само большевистское правительство тоже не демонстрировало особой активности в сближении с Азербайджаном. Отношение Советской России к новообразовавшейся республике с самых первых дней было отрицательным: большевики не признавали независимость Азербайджана. Несмотря на то, что РСФСР испытывала острую потребность в бакинской нефти, она не предпринимала попыток к установлению ни экономических, ни политических связей с Азербайджаном. Даже после ухода британских войск из Азербайджана летом 1919 г. Москва не проявила инициативы к налаживанию контактов, чего нельзя сказать о правительстве Азербайджанской Республики. Большевики смотрели на Баку, как на исконно русское достояние, и надеялись рано или поздно вернуть его. Агрессивный характер их внешней политики не позволил установить нормальные экономические связи между Россией и Азербайджаном.
 
2. Экономические интересы и политическая реальность
 
Вопрос об экономических связях между Азербайджаном и Россией впервые был поднят на страницах журнала “Нефтяное дело” в октябрьском номере за 1918 г. В статье подчеркивалось, что проблема вывоза нефтепродуктов получит свое разрешение лишь после восстановления свободного товарообмена с Россией, потому что, как образно характеризовалось автором статьи, Баку является частью “живого тела хозяйственного организма России” [6, с. 2]. Характеризуя экспортные возможности керосинопровода Баку-Батуми и Закавказской железной дороги, “Нефтяное дело” оценивал их низко, ввиду нехватки транспортных средств. На страницах журнала отмечалось, что хранилища в Баку переполнены, здесь имеется 75 млн. пудов (1,2 млн. тонн) нефти, которые невозможно будет полностью вывезти во время навигации, заканчивающейся через месяц. Причина заключалась не столько в отстутствии связей с Россией, сколько в нехватке перевозочных средств на железной дороге. Что касается керосинопровода, то он был способен экспортировать в месяц 2-3, в среднем же – 2,5 млн. пудов (40,9 тыс. тонн), что составляло в год 30 млн. пудов (49,1 тыс. тонн). Для бакинской нефтяной промышленности эти цифры были ничтожны, ибо при нормальной добыче в Баку получали в месяц 20-30 млн. пудов (32,7-49,1 тыс. тонн) нефти [6, с. 22].
В журнале выражалась мысль о необходимости восстановления торговли с Советской Россией, как единственной возможности для спасения бакинской нефтяной промышленности: “Конечно, можно вопреки естественному тяготению (имеется ввиду тяготение к России – Ф.Д.) и во имя определенных политических идеалов создавать новые пути торговли и товарообмена, но такие эксперименты почти всегда покупаются дорогой ценой длительных экономических и финансовых потрясений” [10, с. 11-12].
В журнале отражена однозначная позиция нефтепромышленников: независимо от интересов суверенитета Азербайджана, несмотря на враждебное отношение к независимой республике, экономические интересы требуют установления товарообмена с Советской Россией [6, с. 2]. Подобная точка зрения позволяет говорить, что экономические воззрения представителей бизнеса превалировали над идеей независимости Азербайджана. Выражая совершенно справедливую мысль о том, что основу основ любой промышленности составляет товарообмен, они тем не менее не считались с фактом образования Азербайджанского государства. В публикациях “Нефтяного дела” открыто прослеживается отрицательное отношение к национальному правительству. В одной из статей говорилось, что хотя появление новых государств отвечает политическим чаяниям народов, идеям самоопределения наций, оно в то же время не соответствует экономическим интересам, обеспечивающим развитие хозяйства, культуры, процветание этих народов [7, с. 4-5].
В большинстве номеров журнала “Нефтяное дело” хотя и затрагивался вопрос нефтяного экспорта в Россию, тем не менее нигде не ставился вопрос о причинах, из-за которых экспорт невозможен. Здесь не говорилось о позиции британского командования, хотя нефтепромышленники больше склонялись иметь дело с ним, а не с национальным правительством; не освещалась и позиция Советской России, отказывавшейся от сотрудничества с Азербайджаном. Обходился стороной и тот факт, что правительства, возглавляемые Фатали ханом Хойским и Насиб беком Юсифбейли, стремились к установлению связей с РСФСР в случае признания ею суверенитета Азербайджана.
Освещая кризис в промышленности, вызванный ограниченностью экспорта, журнал “Нефтяное дело” не преминул возможностью сделать сообщение о ситуации с топливом в самой России. Вероятно, это преследовало цель показать потребность и Азербайджана, и России в нефтяном экспорте. Ссылаясь на данные Главного Нефтяного Комитета РСФСР, журнал приводил следующие цифры: на 30 ноября 1918 г. общее количество нефтяных продуктов в России составляло 56,15 млн. пудов (91,9 тыс. тонн). Учитывая, что только один Московский район с 1 мая 1917 г. по 1 мая 1918 г. потреблял 74 млн. пудов (1,21 млн. тонн), нетрудно представить, что эти 56 млн. пудов были незначительной цифрой. С этим запасом Советской России предстояло продержаться до начала навигации. Журнал делал вывод, что промышленность России должна либо найти себе иной вид топлива, могущий заменить нефть, либо полностью остановиться. Анализируя ситуацию, делался вывод, что дров до весны не хватит, угля нет, т.к. из Германии получено чуть больше тысячи пудов, следовательно, остановка всех промышленных отраслей неизбежна [8, с. 8-10]. Далее, словно давая почву для размышления, автор статьи писал, что в то время, как Центральная Россия находится в тисках топливного кризиса, в главном центре нефтедобычи – Баку хранилища переполнены (запасы нефти на 1 января 1919 г. равнялись 109 млн. пудов (1,78 млн. тонн)) и производство с каждым днем падает. Автор задавался вопросом: позволит ли политическая конъюнктура открыть навигацию для вывоза бакинской нефти в Астрахань, а оттуда на Волгу? [8, с. 10].
Накануне открытия навигации журнал “Нефтяное дело” писал, что скопление нефти приводит к переполнению хранилищ, что чревато опасностью приостановки работы скважин, ибо хранить добываемую нефть будет негде. Наряду с традиционным требованием о начале товарообмена с РСФСР, в журнале впервые выражается пессимизм по поводу возможности этого. Отмечая, что вопрос о товарообмене через Астрахань имеет политический характер, и азербайджанское правительство не захочет продавать туда нефть, автор статьи признавал, что этого не хотят также генерал Деникин, ведущий борьбу с большевиками на юге России, и английское командование. В статье замечалось, что так как пока неизвестно, когда Астрахань будет захвачена Деникиным или какой-либо другой антибольшевистской силой, то бакинская нефтяная промышленность продолжит находиться в состоянии неопределенности, чреватой катастрофой [9, с. 4].
В связи с данной статьей в журнале “Нефтяное дело” следует коснуться вопроса о позиции Азербайджана. Автор совершенно безосновательно говорил об отказе национального правительства от экспорта нефти в Россию. Это, как минимум, опровергается выступлением премьер-министра Н.Юсифбейли, который заявил на заседании парламента 14 апреля 1919 г.: “…если со стороны Астрахани будет сделано предложение о восстановлении торговых сношений, то мы при известных условиях, можем согласиться на это. При этом, конечно, для нас не должно играть роли сосредоточение власти в руках той или иной партийной группы, что является делом самого русского народа. Даже больше: мы будем идти дальше по пути соглашения с демократической Россией, веря, что она не будет вмешиваться в наши внутренние дела” [2, с. 210].
Кроме этого, представители нефтяного бизнеса, сравнивая Азербайджан с Россией, однозначно подчеркивали худшее положение первого: “…дальнейшая изоляция Баку от его основного рынка – Великороссии совершенно очевидно сведет вопрос к тому, кто кого скорее задушит: отсутствие ли жидкого топлива – Россию или прекращение экспорта на Волгу – Баку. И если Россия в конце концов сумеет заменить нефть своим углем, дровами и торфом, то вряд ли бакинская нефтяная промышленность сможет найти себе новый, такой удобный, как российский, рынок” [9, с. 24].
Начиная с осени 1919 г., в позиции нефтяной буржуазии усиливаются оппозиционные настроения против азербайджанского правительства. Это объясняется, прежде всего, победами Красной армии над белогвардейцами и постепенным ослаблением надежды на поражение большевиков. Именно в этот период кризис в нефтяной промышленности достиг своего пика: в октябре запасы нефти составили 238 млн. пудов (3,89 тыс. тонн), в декабре – 250 млн. пудов (4,09 тыс. тонн) [12, с. 1-2; 13, с. 6]. Журнал “Нефтяное дело” характеризовал ситуацию уже не как кризис, а как паралич всей промышленности [11, с. 1]. Редакция даже не преминула возможностью опубликовать на страницах журнала “Нефтяное дело” перепечатку из статьи, вышедшей в Москве. В этой статье звучал открытый призыв к агрессии против суверенного Азербайджанского государства, причем “Нефтяное дело” - печатный орган бакинских нефтепромышленников ограничился лишь следующей оговоркой: “Перепечатывается в целях информации, в виду представлямого ею (статьей – Ф. Д.) интереса” [12, с. 4]. В статье, вышедшей в Москве, говорилось, что кризис с обеспечением нефтью можно предотвратить только путем присоединения Баку к Советской России, причем задача эта ставилась как неотложная, для осуществления которой следует мобилизовать все силы и добиться этого как можно скорее [12, с. 8].
1920 год начался для Азербайджана с важных политических событий. В первых числах января РСФСР начала официальный нажим на Азербайджан с целью вовлечения его в борьбу против Деникина. Затем, 11 января независимость Азербайджана была признана де-факто Верховным советом Антанты. Однако уже 16 января тот же Верховный совет объявил о снятии блокады с Советской России, что означало отказ от политики интервенции и поддержки антибольшевистских сил в самой России. В такой обстановке нефтепромышленники выразили свою позицию. В первом номере за 1920 г. “Нефтяное дело” вновь охарактеризовало северный маршрут, как единственный целесообразный вариант нефтеперевозок. В то же время отмечалось, что на этом пути существуют непреодолимые препятствия в виде запутанных политических интересов [14, с. 1]. Двойственность позиции предпринимателей ясно прослеживается в этом номере журнала. С одной стороны, подчеркивалось, что “реальная экономическая политика часто даже требует экономических жертв на алтарь политических идеалов” [14, с. 3]. Тем самым складывается впечатление, что крупный бизнес смирился с зависимостью экспорта нефти на север от политических отношений между Азербайджаном и Россией, вернее, от признания РСФСР независимости Азербайджанской Республики. Однако в то же время в журнале отмечалось, что выход заключается в отмежевании экономики от политики, восстановлении связи Баку с потенциальными покупателями нефти и поставщиками оборудования для нефтяной промышленности [14, с. 7].
В мартовском номере “Нефтяного дела” буржуазия открыто отказывается от своих идеологических взглядов и требует от правительства немедленно открыть навигацию в Астрахань: в статье “Снятие блокады с Советской России и нефтяной экспорт из Баку” выражалась обеспокоенность, что теперь американская нефть будет поступать в Россию и Баку лишится российского рынка [15, с. 10-14].
Последний номер журнала “Нефтяное дело” вышел в апреле 1920 г., уже после оккупации Азербайджана Красной армией. Однако материалы номера были присланы до 27 апреля и их можно охарактеризовать, как последний аккорд отношения нефтепромышленников к вопросу о вывозе нефти в Россию. Следует заметить, что в марте-апреле 1920 г. правительство РСФСР вступило в официальные переговоры с правительством Азербайджанской Республики на предмет экономических отношений. Было достигнуто соглашение о продаже нефтепродуктов в Россию [5, с. 107-109]. Сам по себе этот факт свидетельствует, что правительство Азербайджана проявило искренность, согласившись на экономические контакты без установления дипломатических отношений с Россией. Зная отношение большевиков к себе, оно все же согласилось на товарообмен. Конечно, это объясняется скоплением огромного количества нефти в хранилищах Баку и негативным воздействием данного фактора на экономику Азербайджана.
Что касается позиции РСФСР, то последующие события показали: все переговоры, миссии были тактическим маневром большевистского руководства, направленным на усыпление бдительности азербайджанского правительства. Они преследовали цель создать впечатление об отсутствии агрессивных намерений в отношении Азербайджана, хотя переговоры велись параллельно с подготовкой вооруженной интервенции против независимого государства.
Статья “Бакинская нефть для Советской России”, опубликованная в последнем номере журнала “Нефтяное дело”, четко отражает позицию бакинских нефтепромышленников, основанную на политической недальновидности и узких коммерческих интересах. Статья начиналась на оптимистической ноте: “Вопрос о вывозе бакинской нефти в Астрахань для России сейчас уже перестал быть академическим, каким он был почти два года, и стал вполне актуальным. После того, как выяснилось, за кем из двух борющихся в России политических сил осталась в настоящий момент власть и что гражданской войне в России, как-будто, наступает конец, и с того момента, как власть советской России распространилась на всю территорию Северного Кавказа, включая и Дагестанскую область, для Закавказья с его новыми государствами и для России создалась возможность установить между собою торговые сношения для товарообмена и необходимость выяснить природу своих взаимных отношений как политического, так и экономического характера” [16, с. 1]. Автор статьи пытался обосновать обоюдность интересов России и Азербайджана: “Этот естественный взаимный интерес повелительно выдвинул в настоящий момент вопрос о товарообмене между Россией и Баку, даже несмотря на невыясненность политических взаимоотношений России и Азербайджана, и мы сейчас накануне определенного соглашения между обоими государствами для регулярного товарообмена”. Автор, позабыв о том, что на протяжении всего 1919 г. на страницах журнала писалось о невыясненности политических отношений между двумя государствами, заявлял: “Условия вывоза нашей нефти в Россию отпределялись политическим фактором, о котором мы не будем говорить; мы будем подходить к вопросу исключительно с позиции коммерческого товарообмена” [16, с. 2]. В другой же статье отмечалось: “…Окрытие пути в Астрахань, победа Советской России создает широкие возможности для бакинской промышленности и избавляет ее от кризиса, в который она повергнута в результате событий, происшедших за последние два года” [16, с. 4].
 
Заключение
 
Однако надеждам нефтепромышленной буржуазии не суждено было оправдаться. В апреле 1920 г. XI Красная армия оккупировала Азербайджан, и бакинская нефть перешла в руки России. Журнал “Нефтяное дело” охарактеризовал оккупацию, как “имевшее место 28 апреля чрезвычайное событие”. Начался вывоз бакинской нефти в Россию, о чем долгое время говорилось на страницах журнала, хранилища постепенно высвобождались от нефти. Однако увидеть коммерческую выгоду от этого бакинским нефтепромышленникам не довелось. Советское правительство национализировало бакинскую нефтяную промышленность, взяв под полный контроль и транспортировку нефтепродуктов. С первых же дней после апрельской оккупации новые власти начали осуществлять вывоз нефти в Астрахань, доведя его до конца 1920 г. до 2,6 млн. тонн [5, с. 135]. За всю вывозимую нефть в казну Азербайджана не поступил ни один рубль, всей прибылью распоряжалась Советская Россия. У азербайджанской нефти появился другой владелец. Со страниц журнала “Нефтяное дело” крупные предприниматели продемонстрировали не только свои экономические интересы, но и политические приоритеты. Публиковавашиеся в журнале материалы показали, что первые превалировали над вторыми. 
 
 
Список использованной литературы:
 
1. Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Баку, 1998.
2. Азербайджанская Республика. Документы и материалы. 1918-1920 гг. Баку, 1998.
3. Архив политических документов Управления делами Президента Азербайджанской Республики: ф. 1, оп. 38, д. 221.
4. Государственный архив Азербайджанской Республики: ф. 1610, оп. 13, д. 299.
5. Джаббаров Ф. Бакинская нефть в политике Советской России (1917-1922). Баку, 2009.
6. “Нефтяное дело”, 1918, № 17-20.
7. “Нефтяное дело”, 1919, № 1-2.
8. “Нефтяное дело”, 1919, № 3-4.
9. “Нефтяное дело”, 1919, № 5-6.
10. “Нефтяное дело”, 1919, № 7-8.
11. “Нефтяное дело”, 1919, № 19-20.
12. “Нефтяное дело”, 1919, № 21-22.
13. “Нефтяное дело”, 1919, № 23-24.
14. “Нефтяное дело”, 1920, № 1.
15. “Нефтяное дело”, 1920, № 3.
16. “Нефтяное дело”, 1920, № 4.
 
 
Fərhad Cabbarov
Azərbaycan Cümhuriyyəti ilə RSFSR arasında iqtisadi münasibətlər məsələsi “Neftyanoye delo” jurnalının səhifələrində  
 
Neft sənayesinin tarixinə dair qiymətli mənbə olan “Neftyanoye delo” jurnalı siyasi hadisələrin işıqlandırılmasında da mühüm əhəmiyyət kəsb edir. Jurnalın səhifələrində toxunulan mühüm məsələlərdən biri Azərbaycan neftinin Rusiyaya daşınması məsələsi idi. 1918-ci ildə Azərbaycanın müstəqilliyi elan olunandan sonra neft ixracının şimal marşrutu bağlanmışdır. “Neftyanoye delo” jurnalı Azərbaycanın müstəqilliyini tanımaqdan imtina edən Sovet Rusiyası ilə ticarət əlaqələrinin bərpası məsələsini dəfələrlə qaldırırdı. Neft sənayeçilərinin mövqeyini əks etdirən jurnalda dərc olunan məqalələrdən görünür ki, sahibkarlar iqtisadi maraqları Azərbaycanın dövlətçilik maraqlarından üstün tuturdular. 
 
Farhad Jabbarov
Economic relations between Azerbaijan Republic and RSFSR in the 
journal “Neftyanoye delo” (“Oil Affairs”)
 
The magazine “Oil Affairs” is the valuable source in the history of oil industry and has a great significance in informing of political events. One of the main questions dealing with on the pages of the magazine was the questions exporting of Azerbaijan oil into Russia. After the proclamation of the independence in Azerbaijan in 1918, the northern route of oil transporting was closed. The magazine “Oil affairs” puts the questions of reconstruction of trade relations with the Soviet Russia even then, when Russia refused to recognize the independence of Azerbaijan. The magazine reflected the position of the oil-industrious bourgeoisie. The published articles express that the economic interests of the big bourgeoisie stand ahead the interests of the Azerbaijan Government.
 
 
Məqalə redaksiyaya daxil olmuşdur:  17.03.2018
Təkrar işləməyə göndərilmişdir:  02.04.2018
Çapa qəbul edilmişdir:  25.04.2018
© 2011-2018. Müəlliflik hüquqları Azərbaycan Respublikasının qanunvericiliyinə əsasən qorunur. Bütün hüquqlar "Strateji təhlil" jurnalına aiddir. Məlumatlardan istifadə edərkən stj.sam.az saytına istinad zəruridir.