Məqalələr

Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin yaranması və onun tariximizdə yeri Ümummilli lider Heydər Əliyev- milli intibahın banisi, müstəqil dövlətçiliyin memarı Azərbaycan Cümhuriyyətinin müqəddəratında Böyük Britaniya amili Bir əsrlik dövlətçilik tarixinə siyasi liderlik fenomeni işığında baxış: Ümummilli lider Heydər Əliyev - 95 К вопросу о создании Армянского государства и определения его границ на переговорах в Батуми и Стамбуле в1918 г. Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin parlament sənədləri Zəngəzur, Qarabağ və Naxçıvanda 1918-1920-ci illərdə erməni vəhşiliklərini öyrənmək üçün mənbə kimi Геноцид тюрко-мусульманского населения Азербайджана по документам Британских дипломатов XX əsrdə erməni rəsmi dairələrinin kürdlərə qarşı həyata keçirdiyi deportasiya, repressiya və terror aktları haqqında (etnosiyasi analiz) Ermənistanın Azərbaycana qarşı ərazi iddiaları və Osmanlı dövlətinin siyasəti (iyun-oktyabr 1918-ci il) Нахчыван на переднем крае борьбы с армянской агрессией в период Азербайджанской Демократической Республики Sərhədyanı mübahisə 1918-1920-ci illərdə Azərbaycan-Gürcüstan münasibətlərində əlverişsiz amil kimi Особая Комиссия и ее “особые” сотрудники Равноправие и гендер: путь, пройденный от Азербайджанской Демократической Республики до Первого вице-президента Экономическая политика Азербайджанской Демократической Республики: поиски оптимальной модели Вопрос об экономических отношениях между Азербайджанской Республикой и РСФСР на страницах журнала “Нефтяное дело” 1918-1920-ci illərdə Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin aqrar siyasəti Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin təhsil siyasəti Военно-политические аспекты деятельности Азербайджанского правительства в 1918-1920 гг. Azərbaycan Xalq Cümhuriyyətinin ordu quruculuğu Mirzə Bala Məmmədzadənin ideoloji görüşləri Tam siyahı

Нахчыван на переднем крае борьбы с армянской агрессией в период Азербайджанской Демократической Республики

Müəllif: Strateji Tehlil Jurnali

baxılıb: 126

Avq 20, 2018 - 10:38

Нахчыван на переднем крае борьбы с армянской агрессией в период Азербайджанской Демократической Республики

 

Рафик САФАРОВ

ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии НАНА, доктор философии по истории

rafiksafarov@mail.ru

 

Açar sözlər: Naxçıvan, Şərur-Dərələyəz qəzası, Azərbaycan Xalq Cümhuriyyəti, Cənubi Qafqaz və Şərqi Anadolunun türk-müsəlman əhalisinin soyqırımı, Araz-Türk Cümhuriyyəti, Ermənistan-Azərbaycan müharibəsi, erməni ekspansionizmi

Key words: Nakhichevan, Sharur-Daralagezsky Uyezd, the Azerbaijan Democratic Republic, the genocide of the Turkic-Muslim population South Caucasus and Eastern Anatolia, the Republic of Aras, the Armenian-Azerbaijani war, Armenian expansionism

Ключевые слова: Нахчыван, Шаруро-Даралагезский уезд, Азербай-джанская Демократическая Республика, геноцид тюрко-мусульманского населения Южного Кавказа и Восточной Анатолии, Араз-Тюркская Республика, армяно-азербайджанская война, армянский экспансионизм

 

Введение

 
Завоевание Северного Азербайджана со стороны Российской империи кардинально изменило дальнейший ход исторического поступательного движения как региона в целом, так и его составных частей, в том числе и Нахчыванской провинции. В отличие от Южного Азербайджана оковы иной цивилизации, опутавшие Северный Азербайджан, наложили сильный и, по-видимому, неизгладимый отпечаток на его историческую судьбу. В течение 1801-1828 годов Северный Азербайджан был включен в состав России.
В преддверии образования Нахчыванской АССР исконно историческая часть Азербайджана – Нахчыванская провинция испытала на себе все перипетии военно-политических событий, резких демографических сдвигов, территориальные пертурбации. Наконец, став заложником русской колониальной политики, она в результате армянской агрессии, захватнических устремлений великих держав и большевистской агрессии перенесла все ужасы геноцида со стороны армян и коммунистического режима.
Исследование этнополитических процессов в начале XX века, охватывающих период накануне образования Азербайджанской Демократической Республики, период существования АДР и ее падения в результате советской оккупации, в Нахчыванском регионе отличается своей актуальностью и опирается на различные источники и научные труды по данным вопросам. На основе архивных источников, статистических и демографических материалов, отображающих различные периоды истории региона, рассказывается о борьбе нахчыванцев против политики геноцида, проводимой армянами в отношении азербайджанского народа.
 
1. Историко-географическое и демографическое положение накануне краха Российской империи
 
Испокон веков Нахчыван составлял коренные земли Азербайджана, являясь местом обитания тюрок-мусульман и албан-христиан. Являясь частью Чухурсаадского вилаета, Нахчыванская провинция (эялет) традиционно включала города Нахчыван и Ордубад, и разделялась на махалы Даралагяз, Шарур, Карабаг / Хок, Мавази-и Хатун, Нахчыван, Алинджа, Азадгиран и Сисъян [2, c. 8-9; 5, c. 6-8]. Завоеванное в 1828 году Нахчыванское ханство было включено в состав России как одно из азербайджанских государств. В составе Иреванской губернии было разделено на два уезда – Шаруро-Даралагязский и Нахчыванский.
Нахчыванский эялет, граничащий по реке Аракс с Кызылбашской державой (где правили Каджары), с востока был отделен Зангезурским хребтом от Зангезурского и на небольшом протяжении от Джаванширского уездов Елисаветпольской губернии, с севера и запада Гезалдаринский хребет отделял его от Новобаязидского и Иреванского уездов Иреванской губернии. Территория эялета равнялась 7.003,4 кв. км.
В XVI-XVII веках Азербайджанское государство создает условия для поселения армян в Нахчыване. В отличие от армянских фальсификаторов еще в конце XVIII века русский автор С. Бурнашев описал политические границы Азербайджана, включавшие, в том числе Нахчыванское и Иреванское ханства [19, с. 3]. Согласно местным источникам в 1780 году численность христианского населения Нахчыванского ханства заключалась в 500 семействах [19, с. 17-19]. Следовательно, общее население Нахчыванского ханства состояло на 94% из азербайджанцев и на 6% из христиан (албан и армян). Армяне, оказавшись на перепутье русской экспансии в мусульманских землях, стали главной опорой России на Южном Кавказе. В 1826 году азербайджанцы составляли 89,2%, христиане (в основном албаны) – 10,8% населения Нахчыванского ханства. После гибели и выселения азербайджанцев и переселения армян в 1828 году численность и удельный вес армян резко поднялись до 34,9%, а азербайджанцев сократился до 65,1%.
Накануне Первой мировой войны, в начале 1914 года азербайджано-мусульманское большинство сохранилось в населении четырех из всех семи уездов Иреванской губернии. Наряду с Иреванским и Сурмалинским уездами они преобладали также и в населении Нахчыванского (59,7%) и Шаруро-Даралагязского (68,8%) уездов. Население вместе взятых обоих уездов составляло 221,3 тыс. человек, в том числе 139,9 тыс. азербайджано-мусульман и 79,6 тыс. армян [31, с. 250-257]. Причем преобладание азербайджанцев над армянами наблюдалось в населении как Шарурского махала, так и Даралагязского махала.
 
2. Правовое положение народов Кавказа
 
Российское правительство воздерживалось от официального призыва в армию мусульман и других инородцев. Довольно часто в отношении тюрко-мусульманских народов, попирая их этнические традиции, официальные органы власти сильно ограничивали или вводили запрет не только на ношение даже холодного оружия, но и его наличия в имуществе. Кроме этого, в отношении тюрко-мусульманского населения страны существовал ряд ограничений и запретов в области образования и государственной службы.
По введении общей воинской повинности на Кавказе в 1887 году призыву подлежало только христианское население. Хотя русские мусульмане в силу своей этнической традиции всегда стремились служить в армии. Однако немало представителей высшего мусульманского сословия служило в регулярной армии. Перед Первой мировой войной в офицерском корпусе были довольно широко представлены по нескольку сот грузин, армян, кавказских мусульман [20, с. 341]. В мае 1914 года по инициативе кавказских мусульман из Баку мусульманская фракция IV Государственной Думы обратилась к председателю Совета Министров с просьбой распространить всеобщую воинскую повинность на все мусульманское население Российской империи. Однако просьба их осталась без удовлетворения из-за подозрительности и недоверия русских властей по отношению к мусульманским народам [34, с.112; 17, с. 82].
С началом Первой мировой войны (28 июля 1914 – 11 ноября 1918) была сформирована Кавказская туземная конная дивизия (далее – КТКД), неофициально именовавшаяся в военном обиходе “Дикой дивизией”. Согласно штату в состав каждого полка входило всего 669 человек [33, л.8]. Из азербайджанцев добровольцев был сформирован один Татарский полк (русская администрация подданных азербайджанцев в официальном обиходе чаще всего называла “адербейджанскими татарами”). Они также служили в Чеченском, Втором Дагестанском и других полках. По религиозным соображениям мусульмане не могли воевать против единоверной Османской империи на стороне немусульманского государства. Поэтому по их просьбе и с согласия царя они с октября 1914 года участвовали в боях на Европейском фронте. В течение 1914-1917 годов на фронтах воевало более 3 тыс. всадников и до 200 генералов и штаб-офицеров азербайджанцев.
В отличие от кавказских мусульман всеобщая мобилизация охватила христианские народы Кавказа. К 1 января 1917 года через мобилизационные структуры в Тифлисе прошло 304.164 чел., годных к военной службе. Среди них армяне составляли 121.921 чел., грузины – 121.113 чел., азербайджанцы – 1.314 чел. Армяне и грузины проходили службу во всех армейских соединениях, главным образом на Европейском и частично на Кавказском фронтах [13, с. 317]. По различным сведениям в русскую армию было мобилизовано от 180 тыс. до 300 тыс. армян [13, с. 296; 12, с. 10] (в Российской империи к началу войны проживало 1.685 тыс. армян). К концу 1914 года в русской армии уже служили от 150 до 200 тыс. армян – солдат и офицеров [7, c. 119]. Кроме того русское командование разрешило сформировать из местных армянских добровольцев до 10 особых дружин общей численностью 11 тыс. чел., влившихся в ряды действующей армии на различных участках Кавказского фронта [13, с. 296-297. По автору – до 7 дружин]. Армянское население участвовало в военных действиях по обе стороны фронта. С началом войны в османскую армию было мобилизовано 80 тыс. армян, в скором времени, находясь в плену или путем дезертирства, перешедшие на сторону России.
 
3. Кавказский фронт и начало тюрко-мусульманского геноцида
 
Первая мировая война по своим масштабам и понесенным жертвам стала поворотным моментом в исторических судьбах многих стран и народов. 31 октября 1914 года Российская империя объявила войну Турции и открыла Кавказский фронт. Османский султан незамедлительно объявил священную войну против стран Антанты: России, Англии и Франции. Основные участники войны сулили народам противоборствующих стран различные проекты предоставления статуса протектората и даже независимого государства. У азербайджанцев взамен турецкого предложения о будущем устройстве Северного Азербайджана существовал свой план, по которому в случае поднятия восстания в тылу турки одобряли создание республики в составе Бакинской, Елисаветпольской и Иреванской губерний, а также Дагестанской и Терской областей [9, c. 81; 23, с. 33, 34].
Часть общества в Северном Азербайджане видела спасение народа в единение с Турцией. К нему относилась действовавшая в Нахчыване организация “Муджахидин”, возобновившая свою деятельность во время войны под руководством М.-Б. Мир-Гейдарзаде [14, л. 1, 2-3]. Помимо пропаганды, организация помогала туркам сбором информации и финансами, в том числе и на кызылбашской территории. В ответ османы переправляли в Нахчыван деньги для закупки оружия и боеприпасов.
Осенью 1914 года на Кавказском фронте начались военные действия между Россией и Турцией. Нахчыванская провинция оказалась в прифронтовой полосе. Армянские радикальные партии экстремистско-террористического толка Дашнакцутюн и Гнчак, исповедовавшие шовинизм и ксенофобию, руководили армянским добровольческим движением. Армянские военнослужащие, используя русское и османское оружие, под влиянием дашнаков вместо исполнения воинского долга выполняли карательную функцию по истреблению мусульман. Несмотря на существовавшие ограничения русского командования, в течение войны до 100 тыс. турецких, русских, иранских и других армян участвовало в отрядах четников в турецком тылу [30, с. 65].
Во время войны карательные операции русской армии в декабре 1914-весной 1915 года унесли жизни 88.000 мусульман Батумской и Карсской областей, поддержавших турецкое наступление. Если в Аджарии зверства творились русской армией, особенно казаками, то в Карсе и Ардагане своими зверствами в отношении мусульман, в том числе и азербайджанцев, отличились армянские боевики. Успехи русской армии в 1915-1916 годах завершились в Анатолии захватом Вана, Битлиса, Эрзурума, Трабзона и Эрзинджана, в которых был установлен оккупационный режим. Однако это не помешало армянам, воевавшим в рядах русской армии, и членам армянских добровольческих формирований продолжить массовое истребление местного населения [36, с. 121-148, с. 123-125, 128, 132-133, 136]. В течение 1914-1918 годов, прежде всего, от рук армян погибло 1,19 млн. мирных мусульман восточной Анатолии [3, c. 229, 338-339]. Военные потери турецких армян составили 300 тыс. человек [26, с. 274-276].
В ответ турецкое правительство в 1915 году вынуждено было прибегнуть к крайней мере –депортации армян из Восточной Анатолии на юг, что вызвало массовое бегство армян в Закавказье. Очередная масштабная концентрация армянских эмигрантов сильно осложняла положение мусульман в Карсе, Иреване и Нахчыване.
 
4. Революция и путь к независимости
 
Февральская революция 1917 года полностью изменила ситуацию в России. Многие ограничения были отменены. Революционная агитация леворадикальных партий стремительно разлагала русскую армию. Ослабление власти и порядка, фигурирование азербайджанских земель в планах территориального состава “Великой Армении” и Грузии настораживали азербайджанских лидеров. Они требовали от Временного правительства права на формирование военных подразделение на национальной основе [9, c. 94]. Правительство пыталось предотвратить развал армии путем ее национализации, которой подлежала и Кавказская армия. В октябре 1917 года Кавказский туземный конный корпус был переброшен на Кавказ. Татарский полк вернулся в Азербайджан. Тогда же Верховное главное командование приняло решение о формировании Армянского и Грузинского двух дивизионных армейских корпусов.
Россия вышла из войны после большевистского переворота 7 ноября и распада страны, но на Кавказе она продолжалась до ее конца. Образовавшийся Закавказский Комиссариат в декабре 1917 года издал постановление о создании новой армии, поддержав предложение штаба Кавказского фронта провести национализацию отдельных частей, в первую очередь – формирование Мусульманского (Азербайджанского) корпуса. Формирование Армянского корпуса закончилось в декабре [13, с. 327-328, 331], в его состав вошла также Западноармянская дивизия, Грузинского корпуса – к 25 февраля 1918 года. Позднее были организованы по третьей дивизии в каждом корпусе. Создание Мусульманского корпуса осложнялось отсутствием необходимого числа военных кадров и отношением к его созданию командования фронта в связи с изменившейся политической обстановкой.
Падение русского государства вынудило командование Кавказского фронта начать эвакуацию войск. Это привело к заключению 18 декабря 1917 года Эрзинджанского перемирия с Турцией до 14 января 1918 года. Одновременно советское правительство начало мирные переговоры в Брест-Литовске. По пути русская армия чинила насилие над мусульманским населением [32, с. 39]. Позиции расформированной Кавказской армии на фронте заняли армянские и грузинские войска. В быстро менявшейся политической ситуации явственно ощущалась проводившаяся царизмом политика освобождения мусульман от призыва в армию. При отсутствии собственных воинских подразделений мусульмане оказались в неравном положении со своими, имевшими военную подготовку и отряды, соседями-христианами. Армянский и грузинский корпуса были обеспечены всем необходимым вооружением и снаряжением. Азербайджанцам приходилось добывать оружие у уходящей русской армии. Мусульманский корпус был сформирован к концу апреля 1918 года, при незначительном числе личного состава.
Летом 1917 года в Нахчыване были созданы местные органы правления во главе с Нахчыванским национальным комитетом. В годы мировой войны в связи с развалом Российской империи над Нахчываном нависла угроза тюрко-мусульманских погромов подобно тем, которые произошли в 1915-1917 годах в Восточной Анатолии. Началось тяжелое положение Нахчывана, который как и Иреван, исторически и этнографически являлся частью Азербайджана, а географически – входил в Иреванскую губернию, на которую претендовали армяне, намереваясь превратить ее в территориальную базу для создания собственного государства Армения на землях Азербайджана. Присутствие русской армии как-то сдерживало бесчинства армянских отрядов против мусульман, но с ее эвакуацией, с половины декабря 1917 года началось массовое уничтожение мусульман на оккупированной территории [36, с. 121 и сл.]. Уход армии вовсе развязал руки армянам, которые с 1918 года начали погромы русских мусульман в Карсе и Иреване. Началась типичная для армянских нападений резня. Только в январе-феврале в уездах Иревана, Эчмиадзина, Сурмали и Новобаязида Иреванской губернии они уничтожили более 200 азербайджанских сел [22; 6, c. 34-35]. Такие же азербайджанские погромы 17 января 1918 года начались в Нахчыване. Она длилась 42 дня, в течение которых пострадали многие села [35, с. 9-10; 4, c. 39]. Закавказский Сейм не мог или не желал оградить своих мусульманских граждан от бесчинств, погромов и геноцида.
 
5. Накануне образования АДР
 
Выход России из войны и преступные деяния армянских воинских частей и бандформирований против тюрко-мусульманского населения Анатолии и Азербайджана способствовали перемещению военных действий на территорию Закавказья. Лишь после неоднократных призывов Турции к Закавказскому Комиссариату о прекращении зверств и массового истребления мусульман Анатолии [28, c. 88-89; 9, c. 120], турки 12 февраля 1918 года начали успешное наступление, при слабом сопротивлении грузинских и армянских войск и при содействие закавказских мусульман 12 марта освободив Эрзерум, 15 апреля – Батум и 25 апреля – Карс, заняв 16 мая – Александрополь, 25 мая – Гянджу. Позорно бежавшие армянские банды головорезов засели в горах Иревана, Нахчывана, Зангезура и Карабага. По условиям Брест-Литовского договора от 3 марта 1918 года между Советской Россией и Четверным Союзом Карсская и Батумская области возвращались Турции. В то же время восток Азербайджана оказался в руках большевиков. В течение марта-сентября 1918 года в Бакинской губернии отрядами большевиков и дашнаков были уничтожены более 54 тыс. азербайджано-мусульманского населения. Однако большая часть Закавказья находилась под властью Закавказского Сейма, под давлением обстоятельств вынужденного провозгласить 22 апреля 1918 года независимость Закавказской Федеративной Республики, что означало отделение региона от России [8, c. 92].
 
6. Образование АДР и борьба за территориальную целостность
 
При полной противоречивости национальных интересов грузин, армян и азербайджанцев удачное наступление турок совпало с распадом Закавказской Федерации и образованием 26-28 мая отдельных республик Грузии, Азербайджана и Армении. Под председательством М.Э. Расулзаде Национальный Совет 28 мая 1918 года принял в Тифлисе “Акт о независимости Азербайджана”. Таким образом, после более чем 100-летнего перерыва, в Северном Азербайджане была восстановлена национальная государственность в пределах Восточного и Южного Закавказья. Среди трех новых стран национальные лидеры Азербайджана были наиболее объективными при определении границ страны. Они исходили из принципа этнографического преобладания той или иной национальности в определении бесспорной национальной территории (97,3 тыс. кв. км), которая вместе со спорными территориями (113,9 тыс. кв. км), имевшими азербайджано-мусульманское большинство [10, с. 125] и составлявшими компактное пространство, почти совпадала с землями Северного Азербайджана, захваченными Россией. В соответствии с последним административным делением это территории Бакинской, Елисаветпольской губерний, Закатальского округа, Нахчыванского, Шаруро-Даралагязского и восточной половины Новобаязидского уездов Иреванской губерний образовывали бесспорную часть в составе Азербайджана [10, с. 124]. В состав спорной зоны Иреванской губернии входили большая часть Иреванского уезда, почти весь Сурмалинский уезд, западная половина Эчмиадзинского уезда и часть западной половины Новобаязидского уезда. Образованная на азербайджанских землях Армянская Республика включала Александропольский, части Эчмиадзинского, Новобаязидского уездов и округу с городом Иреваном (9-11 тыс. кв. км) в силу преобладания армянского переселенческого элемента. Однако армянские вожди, не имея ни каких прав на места своего проживания среди других народов, пренебрегая великодушием азербайджанцев, претендовали на большие территории соседних стран, в том числе и на Нахчыван.
Между Турцией и тремя республиками 4 июня был заключен Договор о мире и дружбе, согласно которому сохранялась их независимость и армии, но железная дорога Карс-Александрополь-Джульфа оставалась под контролем турок. То есть Армения сохраняла ресурсы для продолжения своей преступной политики. Эта политика заключалась не только в захватах чужих территорий, но и в этнических чистках этих территорий.
В независимый период национальные корпуса стали основой образования армий. Турция приняли участие в формировании и укреплении национальной армии Азербайджана. На базе турецкой пехотной дивизии и Мусульманского национального корпуса в июне была сформирована Кавказская Исламская армия. В совокупности под командованием Нури-паши оказалось от 16 до 18 тыс. человек, из которых треть составляли турки, а остальная часть состояла преимущественно из ополченцев, не имеющих достаточной военной подготовки [9, c. 130].
Несмотря ни на что османы в очередной раз поверили армянам. Но пока турки вели наступление в Иранском Азербайджане и в сторону Бакинской губернии для освобождения азербайджанцев от большевистско-дашнакского ига, регулярные армянские части и добровольческие отряды, фактически банды головорезов (отряд Андроника и др.), безуспешно пытались захватить Нахчыван и громили и резали зангезурских и карабагских мусульман. Таким образом, Азербайджанская Республика находилась в опасности с обеих сторон и при скудости военных кадров и материальной оснащенности армии была не в состоянии защитить всю территорию. В меру своих возможностей правительство и парламент Азербайджана оказывали Нахчывану военно-политическую и материально-финансовую помощь.
Нахчыван, как и другие провинции, пытался самостоятельно выстоять в борьбе не на жизнь, а на смерть. Во главе провинции стоял Национальный Совет под руководством Джафаркулу-хана Нахичеванского, брата генерал-лейтенанта и генерала от кавалерии Гусейн-хана Нахичеванского, командующего 2-м кавалерийским корпусом, в составе которого находилась КТКД. Оставив Нахчыван, турецкий отряд присоединился к движению армии на Тебриз. Воспользовавшись удобной ситуацией, Андраник в конце июня 1918 года напал на Нахчыван со стороны Зангезура. Отряды народного ополчения разгромили банду Андраника, который отступил обратно в горы. После этих событий турки поставили отряды в Нахчыване, Ордубаде и Джульфе для защиты от новых армянских нападений.
События, происходившие в конце лета и осенью 1918 года в Зангезурском уезде, сильно повлияли на дальнейшую судьбу Нахчывана. Так как Нахчыванская провинция отделена от остального Азербайджана Зангезурским уездом, то соответственно степень контроля Азербайджана над Нахчываном зависела от его обладания этим уездом. Из доклада гянджинского губернатора от 1919 года министру внутренних дел видно насколько это было возможно, и каково было положение мусульманского населения в связи с агрессией Армении и проводимой ею политикой истребления азербайджанцев: “Этот уезд [Зангезурский – Р.С.] и до настоящего времени находится в исключительно тяжелых условиях, в смысле учиняемых армянами непрерывно насилий над мусульманами.
Расположенный в высокогорной местности этот уезд совершенно отрезан со стороны Шушинского уезда и почти от Джебраильского. Пользуясь тем, что мусульманские селения одиночно находятся среди селений армянских, армяне обычно воспользовались этим обстоятельством и, чувствуя свою силу большинства, сразу заняли господствующее положение. Положение мусульман уезда по сравнению с другими провинциями Азербайджана ухудшилось еще тем, что помимо вооруженных банд армянских сельчан, в этом уезде находится правильно организованная значительная воинская часть армянских солдат под предводительством генерала Андраника. Этот последний имея, таким образом, в своих руках, значительную боевую силу солдат и вооруженных армян сельчан, вторгнувшись в пределы Азербайджана и очевидно имея директивы Правительства Армянской Республики, предъявил мусульманскому населению требование или подчиниться власти армян, или очистить территорию уезда, стремясь включить таковую в состав Армянской Республики. Мусульмане уезда, отрезанные в своих селениях от всего мира, не имея ни откуда защиты и помощи и в редких селениях слабо вооруженные, тем не менее, не пожелали подчиниться требованиям армян. Последние проявили чудовищную жестокость. Стремясь к расширению территории своей Республики они не щадили мусульман, даже и в том случае, если последние, ища убежища, добровольно покидали свои родные очаги, армяне все-таки сжигали, разрушали селения до основания, зверски убивали жителей, угоняли скот, увозили имущество мусульман и распахали их земельные участки. В настоящее время только мусульманские селения Охчинского ущелья продолжают мужественную защиту своих родных очагов. Совершенно уничтожены мусульманские селения… и до 50.000 мусульман беженцев...” [24, л. 3].
В этом кратком губернаторском докладе представлен список 115 деревень, по которым перечисляются все ужасы армянских преступлений против человечества. Все это достаточно подробно изложено в деле обследования уезда и в приложенных к нему актах и документах. …во всем уезде убито и искалечено мусульманского населения обоего пола 10.068 человек. Приводимый ужасный мартиролог армянских зверств едва ли отвечает действительности, и цифра эта должна быть значительно увеличена [24, л. 3]. Подавляющее количество мусульманских селений было разгромлено и сожжено по вторжении в пределы Зангезурского уезда главаря армянских войск Андраника и по удостоверению многих свидетелей погромы произошли под общим его руководством.
Во время присутствия турецких войск в Закавказье вплоть до их эвакуации в соответствии с Мудросским перемирием от 30 октября 1918 года часть нахчыванских жителей в той или иной степени находились под защитой турецкого оружия от армянской политики этнических чисток против мусульман. Эвакуация турецких войск из Закавказья происходила до декабря 1918 года. 
Пока Азербайджан освобождал от большевистко-дашнакского гнета и насилия Бакинскую губернию, устанавливал свою власть в Карабаге, Мугане и других местах, армяне путем этнических чисток в Зангезуре уничтожили от 45 до 65 тыс. азербайджанцев и захватили его западную часть. Военные силы Армении могли попасть в Зангезур через территорию Нахчывана по двум путям: через Биченекский перевал и через Ордубад-Мегри. Но эти пути контролировались местными силами азербайджанского ополчения, и армянским силам для проникновения в Зангезур оставалась дорога через Даралагяз. Азербайджанцы, основное население этого махала, также стали жертвами армянской политики геноцида тюрко-мусульман. Таким образом, Нахчыван оказался отрезанным от Азербайджана. Сложившееся эксклавное положение определило дальнейший национально-политический и административно-территориальный статус Нахчывана.
 
7. Араз-Тюркская Республика
 
Победа Антанты над Германией и Австро-Венгрией неблагоприятно отразилась на положении их союзника – Турции. Вскоре Османская империя потерпела поражение в Первой мировой войне и по условиям Мудросского соглашения о перемирии от 30 октября 1918 года обязалась вывести свои войска со всех территорий, завоеванных в ходе войны, в том числе и из бывших русских владений в Закавказье.
Не трудно себе представить какие последствия могли ожидать кавказских мусульман после ухода турок. Пришедшие на смену Турции великие державы в лице английских оккупационных войск во главе с генералом Томсоном рассматривали российских мусульман сторонниками их противника в войне – Османской империи. Вследствие этого они вовсе не собирались учитывать интересы мусульманских народов Кавказа при согласовании пунктов Мудросского соглашения. В сложившейся ситуации Антанта пошла навстречу Армении, выставлявшей претензии на значительные территории Закавказья и Восточной Анатолии. Английское командование, к которому фактически перешла власть в крае, проводя политику “разделяй и властвуй”, высказывалось за необходимость включения значительных мусульманских территорий в состав этноцентристской Армении. На основании перемирия предлагалось передать под контроль Армении всю территорию Иреванской губернии и Карсской области. Установление власти единокровной Азербайджанской Республики над азербайджано-мусульманскими районами Иреванской губернии в то время было физически невозможно ввиду отрезанности их от остальной части страны территорией, захваченной Арменией (часть Зангезура, Даралагяз и др.).
Такое решение ни в коей мере не устраивало местных мусульман, составлявших большинство населения упомянутых территорий. Азербайджанцы и другие мусульманские народы Закавказья не забыли все ужасы и мучения, перенесенные ими от рук регулярных армянских войск и банд погромщиков. В течение того времени, пока турецкие войска оставались в Закавказье, в конце ноября 1918 года азербайджано-мусульманское население южных уездов Иреванской губернии “провозгласило временную независимость – так называемую Араксинскую Республику, шестую по счету на Кавказе, которая с одной стороны стремилась дать отпор армянскому насилию, а с другой – подготовить воссоединение с Азербайджаном, к которому по религии и по языку тяготело все население этой республики” [21, с. 106-107]. Территория провозглашенной Араз-Тюркской Республики (далее – АТР) включала Нахчыванский, Шаруро-Даралагязский, Сурмалинский уезды, большую часть Иреванского уезда – Ведибасар (Давали), Гарнибасар (Камарли), Зангибасар (Улуханлы), и южную часть Эчмиадзинского уезда (Сардарабад) [21, с. 107]. Столицей новой республики стал город Нахчыван. Территория новой республики составляла около 13.700 кв. км с населением 467 тыс. человек.
В то же время образованный в Карсе Милли Шура (Национальный Совет) на своем заседании 1 декабря 1918 года принимает решение об образовании Республики Юго-Западного Кавказа (далее – РЮЗК), которая по названию ее политического и административного центра вошла в историю под названием Карсской Республики. Иногда ее называли Юго-Западной Кавказской Демократической Республикой (ЮЗКДР). В состав вновь образованной республики приняло решение войти население Карсской и Батумской областей, Ахалцихского и Ахалкалакского уездов Тифлисской губернии [21, с. 52-53]. Хотя с самого образования РЮЗК территория Араз-Тюркской Республики формально была включена в ее состав, что “…объясняется неопределенностью фактической принадлежности их Азербайджану…” [21, с. 110]. Перед лицом смертельной опасности две единородные республики пытались объединиться в целях защиты и самосохранения от армянского насилия. Как видно из приведенного перечня областей и уездов, в состав новых государств вошло население тех территорий, которые не были под властью Армении или Грузии или не подчинялись им.
В названных республиках мусульмане составляли абсолютное большинство – 60,4% в АТР и 50,8% в Карсской Республике. В АТР главной мусульманской народностью являлись азербайджанцы, к которым примыкали курды. На армянский элемент приходилось 36,2% населения АТР и 30,9% населения Карсской Республики [31, с. 218-257]. Подавляющая часть этих армян были пришлыми, переселенными Россией на захваченные земли Азербайджана, в том числе и в Нахчыван.
Несмотря на наличие законной власти в лице АТР дашнаки предъявляли различные требования к нахчыванцам, как будто они им подчинялись. Английское командование, не желая даже вникать в истинное положение населения и не считаясь с его симпатиями, подтвердило необходимость подчинения дашнакской Армении [29, с. 56]. В первых числах января 1919 года начались опять вспышки и столкновения между армянами и азербайджанцами. Прибывшие для переговоров депутаты из Иревани фактически не имели возможности вести их, так как в это время было некое двоевластие: с одной стороны – вновь назначенный губернатор, подчинявшийся армянам, с другой стороны – население, не подчинявшиеся губернатору. В конце января в один и тот же день были получены две телеграммы: одна из Баку через Ордубад о том, что Нахчыван закрепляется за Азербайджаном и все распоряжения будут исходить из Баку, а другая – от английского командования о том, что Ордубад, Нахчыван, Шарур, Камарлю, Игдыр и др. остаются в распоряжении армян.
Через несколько дней прибыли в Нахчыван английский генерал-губернатор с индийскими войсками и французский и английский консулы, а 4 февраля через Ордубад-Джульфа прибыло в Нахчыван из Баку 11 азербайджанских офицеров под командой полковника Куйбышева. Приведя в порядок нахчыванский гарнизон, Куйбышев созвал в мечеть все население и предложил им высказаться, чьими подданными они желают быть в дальнейшем. Население почти единогласно высказалось в пользу Азербайджана, за исключением нескольких видных нахчыванцев из местной буржуазии.
Прибывшие в Нахчыван английские войска начали преследовать турецких подданных и предложили Куйбышеву немедленно оставить Нахчыван, так как он окончательно передан дашнакской Армении. Мусульманское население, не желая мириться с таким положением, повело переговоры с генералом Томсоном, которому и заявило в самой категоричной форме, что оно может быть подданным Азербайджана, Персии, Америки, Англии и кого угодно, но только не дашнакской Армении. Однако, генерал Томсон, как “истый цивилизованный англичанин”, не пожелал считаться с настроениями населения [35, с. 11]. 28 февраля 1919 года правительство АДР, руководствуясь обращением временного правительства Нахчывана, образовало Нахичеванское генерал-губернаторство (в документах также именовалось генерал-губернаторством Юго-Западного Азербайджана, временным генерал-губернаторством Нахичеванского, Ордубадского, Шарур-Даралаязского и Ведабасарского районов [11, с. 79]). В Нахчыванском эялете вместе с кавалерийским отрядом, пушками и пулеметами было до шести тысяч войска [4, c. 143]. Конница состояла из Кенгерлинского поколения. В соседнем Ведибасарском махале Иреванского уезда против армянских захватчиков успешно действовал отряд поколения шадилу во главе с Аббаскулу-беем Шадлинским.
Становление Карсской Республики проходило в сложной обстановке нападок и территориальных претензий со стороны Грузии и Армении. Национальные проблемы имели настолько актуальное значение для Карсской Республики, что в примечаниях к акту об образовании РЮЗК от 27 марта 1919 г. отмечалось: “Из-за крайне обостренных армяно-мусульманских отношений, временно не допускать переселение армян в пределы Карсской области, Шарурский уезд, юго-восточную часть Эриванского, Нахичеванского, Сурмалинского уездов, так как села переполнены беженцами с территорий Армянской и Грузинской республик (мусульманских сел, занятых армянами в пределах Армении – 482, армянских же сел, занятых мусульманами в пределах ЮЗКДР – 88)” [21, с. 67].
 
8. Ликвидация АТР и англи
© 2011-2018. Müəlliflik hüquqları Azərbaycan Respublikasının qanunvericiliyinə əsasən qorunur. Bütün hüquqlar "Strateji təhlil" jurnalına aiddir. Məlumatlardan istifadə edərkən stj.sam.az saytına istinad zəruridir.